Loading..
Русь Incognito.    КИЕВ  -  забытая    средневековая столица

19.07.2011, 04:38

Русь Incognito. КИЕВ - забытая средневековая столица

Из книги  * Забытая история Киева* .Киев-2011

 

 

Начало

Окончание в *Русь Incognito. Тюрское происхождение топонимов города КИЕВА*

http://www.rtkorr.com/news/2011/07/19/252065.new

 

 

Часть 1. Забытая история Киева

1. Введение..................................................... 5
2. Возраст Киева определён неверно........... 12
3. Вторичность «киевской» легенды............ 29
4. Подлинная история Киева......................... 35

1. Введение

Краеугольнымкамнем отечественной ис-ториографии является, как известно, древне-русский летописный свод «Повесть временных лет». Сравнение этой летописи с другими раз-новидностями древнерусских летописей пока-зывает, что почти все они являются вольными пересказами этого главного, основополагающе-го документа.

Считается самоочевидным, что создатели «Повести временных лет» руководствовались благородной идеей сохранения для будущих поколений правдивого и беспристрастного опи-сания происходивших в государстве событий. Увы,это не так.

 

На самом деле летописные документы соз-давались славянскими монахами православного вероисповедания для своих православных по-томков и исключительно в рамках православ-ной доктрины:

Да ведают потомки православных

Своей страны минувшую судьбу... (А.Пушкин «Борис Годунов»)

 

Всё, что не укладывалось в это жёсткое «прокрустово ложе», безжалостно отсекалось как недостойное памяти будущих поколений.

Издавна так повелось, что историю делают одни, а пишут другие. Причём одно и то же со-бытие, описанное представителем одной сторо-ны, может сильно отличаться от его описания представителем противоположной стороны. Для того, чтобы современный историк мог изо-бразить то событие с максимальной объектив-ностью, он должен изучить и сопоставить меж-ду собой оба варианта описания. Но такая возможность, к сожалению, пре-доставляется учёному крайне редко. Как прави-ло, ему приходится иметь дело только с одно-сторонним описанием событий давно минув-ших лет.

 

Именно в таком положении оказалась отечественная историография, вынужденная оперировать только теми историческими сведе-ниями, которые имеются в древнерусском ле-тописном своде «Повесть временных лет». А этот документ, как уже указывалось выше, был составлен православными монахами в же-стких рамках православной доктрины, то есть излагал сугубо односторонний взгляд на древ-нерусскую историю.

 

Но ведь Русь не всегда была славянским государством, да и креститься она начала лишь в 988 году. А что было раньше?

 

А раньше государство с центром в Кие-ве было тюркоязычным и в период своего расцвета занимало огромную территорию,простирающуюся от Волги до Дуная.

 

Отом, что древние тюрки имели какое-то отношение к генезису древнерусского народа, подозревали многие исследователи.

 

Так напри-мер, русский учёный-булгарист Ю.Н.Венелин довольно убедительно доказал, что гуннский царь Атилла принимал византийское посольст-во Приска Панийского в своей ставке на Киев-ских горах.

Правда, из этого, им же самим ус-тановленного красноречивого факта, учёный сделал ошибочный вывод, будто Атилла и во-обще все гунны были древними славянами.

 

А ведь истина лежала совсем рядом! Нуж-но лишь было не ославянивать гуннов, а при-знать, что в число наших генетических предков входили гунны и гунно-булгары. Тогда не при-шлось бы известному украинскому писателю Ивану Билыку переделывать по методу уэл-лсовского доктора Морро гунна Атиллу в «ук-раинского» князя Гатыло.

 

В конце концов, всё, что происходило в ре-гионе до принятия крещения, постепенно забы-лось и ушло как бы в небытие. И лишь тюрко-логия, традиционно пребывавшая на задворках отечественной историографии, спасла от пол-ного и окончательного забвения бесценные рупицы информации о том первоначальном,охристианском и дославянском периоде Древ-ней (Киевской) Руси.

 

К числу таких тюркских источников сле-дует, прежде всего, отнести эпическую поэму древнебулгарского поэта-просветителя и госу-дарственного деятеля Микаиля Шамси-Башту –«Шан кизи дастани» (Сказание о дочери Шана), а также сборник древнебулгарских летописей cредневекового историка Бахши Имана под ус-ловным названием «Джагфар тарихи» (История Джагфара),.

 

В обоих этих документах имеется немало информации о бурной, богатой событиями пре-дыстории государства, ставшего впоследствии славяноязычной Киевской Русью и затем Рос-сией.

На основании этих новейших публикаций можно сделать вывод, что Русь образовалась не из полудиких, якобы славянских племён полян,древлян, северян, вятичей, радимичей и прочих,а возникла путём славянизации уже существо-вавшего здесь крупного тюркоязычного госу-дарства Великая (Чёрная) Булгария. Столицей этого государства был город Башт (впоследст-вии Киоба, Киов и Киев).

Благодаря этим новым источникам стали,наконец, известны многие исторические факты и события, о которых наши ортодоксальные панслависты даже не подозревали. Следовательно, если мы хотим получить реальную, а не вымышленную поколениями панславистов этническую, культурную и ду-ховную панораму древнего Киева, мы должны принимать во внимание не один только славян-ский компонент, но и местных тюрков, внес-ших свой вклад в процесс формирования еди-ного древнерусского этноса и его языка. В особенности это касается гуннов и их союзников гунно-булгар, как непосредственных предшественников славянской Киевской Руси.

 

Увы, современные отечественные истори-ки, получившие различные звания и научные степени на перепевах такого недостоверного исходного материала, как «Повесть временных лет», с надменным высокомерием отказывают-ся признавать эти документы в качестве источ-ника исторических сведений. Казалось бы, каждая крупица информации, позволяющая лучше понять обстоятельства возникновения нашего государства, должна быть тщательно изучена и учтена отечествен-ной историографией. Но нет, этнические пред-рассудки оказываются дороже правды.

 

Скажем,из древнерусских летописей не-возможно понять, кем был Кий, откуда и зачем он оказался на Киевских горах, кем были его летописные братья Щек и Хорив, чем они за-нимались и почему у них были такие странные,явно неславянские имена? А вот «Шан кизи дастани» и «Джагфар тарихи» дают совершен-но чёткие ответы не только на эти, но и на множество других вопросов древнерусской ис-тории.

 

Беда лишь в том, что эти ответы не уст-раивают наших ортодоксальных историков-панславистов, противоречат выстроенной ими сугубо «славянской» модели отечественной ис-ториографии, в которой не остаётся никакого места тюркским предшественникам Руси.

 

 

Но я человек объективный, свободный от каких-либо этнических предрассудков и корпо-ративных обязательств, поэтому меня нисколь-ко не коробит осознание тюркской подоплёки древнерусского (русского) народа и его языка.Меня нисколько не огорчит, если какой-нибудь персонаж с прочно привитыми пансла-вистскими взглядами в гневе отбросит мою книгу в сторону и не станет читать её дальше.

 

Что ж, это его проблемы. Зато те, кого действи-тельно интересует прошлое Киева, узнает не-мало интересного. Используя названные выше нетрадицион-ные источники, всю существующую историче-скую литературу, а в значительной мере и соб-ственные разработки, приступаю, наконец, к изложению нового, нетрадиционного варианта истории нашей древней столицы – великого города Киева.

 

Мне лишь остаётся добавить, что поэма Микаиля Шамси-Башту «Шан кизи дастани» была издана в Казани в 1991 г., а годом позже –в Анкаре (Турция). Сборник древнебулгарских летописей средневекового историка Бахши Имана «Джагфар тарихи» был впервые издан в Оренбурге в 1997 г.

 

2. Возраст Киева определён неверно

В 1982 году мировая общественность от-метила 1500-летие существования Киева. Такой возраст нашей древней столицы был определён стараниями академика Б.С.Рыбакова исключи-тельно по косвенным данным и весьма прибли-зительно. Вследствие этого многие исследова-тели вполне обосновано сомневаются в досто-верности полученной таким умозрительным путём дате. О действительном возрасте Киева поговорим несколько позже, а сейчас более подробно рассмотрим вопрос о различных по-селениях – предшественниках Киева.

 

Существует множество публикаций, в ко-торых авторы, движимые чувствами ложно по-нимаемого славянского патриотизма, безапел-ляционно декларируют чрезвычайную древ-ность Киева. Рассказать обо всех этих сочине-ниях невозможно, поэтому в качестве примера приведу лишь одну версию, принадлежащую перу некого «санскритолога» В.К. Я специаль-но не делаю обычную в таких случаях ссылку на источник, так как не хочу лишний раз рек-ламировать это весьма сомнительное сочине-ние.

Сей учёный муж с полной серьёзностью повествует доверчивым читателям такую байку собственного сочинения:

 

«В глубокой древности на живописныегоры над Днепром приходили волхвы. Местность эта была не просто красивой, но ещё и очень способствовалаотды- ху, молитве, божественному прозрению.Ведьмы и кол- дуны заряжались тут энергией, а простой люд чувство- вал себя как нигде спокойно и безопасно. Священное поселение назвали «Киев», что на языке санскрита оз- начает «жизнь Бога». Это было по меньшей мере 28 ты- сяч лет назад. Есть поверье, что Иисус Христос в воз- расте от 13 до 18 лет учился тут тайной мудрости вол- хвов. А перед вознесением, посылая в славянские земли апостола Андрея, Сын Божий заверилего, что знает этот народ и убеждён: Русь приметхристианство...»

Видите, по меньшей мере 28 тысяч лет… А по большей мере сколько? 30? 50? 100? Чего уж тут мелочиться!

 

Но вот что интересно: во времена юности Иисуса Христа никакой Руси ещё не было и в помине, никакого христианского учения ещё в природе не существовало, а на Киевских горах будто бы уже вовсю молились какие-то волхвы. Странно только, что апостол Андрей, по- сетивший эти места в I веке н.э., никого на Ки-евских горах не обнаружил. Должно быть, ме-стные обитатели-славяне, у которых маленький Иисус Христос набирался мудрости, все куда-то попрятались.

Думаю, приведенной цитаты вполне доста-точно, чтобы больше не возвращаться к вопро-су о чрезвычайной древности Киева.

 

Если верить многократно исправленным и перелицованным древнерусским летописям,Киев возник на месте трёх родоплеменных по-селений местных старшин с откровенно несла-вянскими именами Кий, Щек и Хорив. Тем не менее, многие киевоведы твёрдо убеждены, что задолго до появления собственно Киева здесь уже существовал крупный античный город и споры ведутся лишь о его названии.

Дело в том, что древнегреческий историк и географ Клавдий Птолемей ещё во II столетии писал, что по имеющимся у него сведениям вдоль течения реки Борисфен располагаются города Сар, Серим, Амадок, Метрополь, Азага-рий и Ольвия. Само собой возникло предполо-жение, будто под названием одного из этих го-родов подразумевается будущий Киев. Но под каким именно? Тут мнения исследователей разошлись.

 

Одни доказывают, что пра-Киевом был Азага-рий, так как это название будто бы является ис-кажённым славянским Загорье, то есть Город за горами. Непонятно только, за какими, ведь Ки-ев расположен не за горами, а непостредствен-но на горах. Другие отдают предпочтение городу Сар,обосновывая свою странную идею тем, что по-осетински (?!) слово сара означает голова. От- сюда, дескать, следует, сто Сар – это Город-голова, Головной город, столица, а таковым мог быть только Киев.

 

Есть и такие киевоведы, которые усматри-вают идейное сходство между названием Ама-док с японским словосочетанием Яматаке, где яма гора, таке высокий,высокая. А Киев как раз и располагается на высоких горах, зна-чит он – «Яматаке», в греческой транскрипции– Амадок! Удивительная, согласитесь, версия.

 

Однако, подавляющее большинство энту-зиастов идеи древнейшего происхождения Кие-ва отдают предпочтение городу Метрополю,так как это название в буквальном переводе с греческого означает Город-мать, то есть Столи-ца. И в качестве неотразимого аргумента в пользу своей версии приводят слова новгород-ского князя Олега, сказанные им о Киеве: «Се будет матерь городам русским».

Есть и другие, не менее фантастические попытки отождествить Киев с одним из назван-ных Птолемеем античных городов вдоль тече-ния Борисфена (Днепра).

 

Следует, однако, заметить, что все эти вер-сии и гипотезы не имеют ничего общего с ис-торической реальностью, так как Птолемей указал также и географические координаты ка-ждого из названных городов, сильно отличаю-щиеся от координат современного Киева. Этот факт почему-то начисто игнорируется киевове-дами-патриотами, стремящимися любой ценой «удревнить» любимую столицу, приписав ей несколько лишних столетий.

 

Конечно, архаичная система координат,применявшаяся во времена Птолемея, была ещё далеко не совершенна. Однако русский учёный Ф.А.Браун в конце XIX ст. сумел перевести птолемеевские координаты городов в совре-менную систему. Результат получился совер-шенно неожиданным.

Оказалось, что Сар, Серим, Амадок, Мет-ропроль и Азагарий располагались ниже Днеп-ровских порогов на участке, протяжённостью не более 200 км от Ольвии! Следовательно, ни один из этих городов никак не мог быть пред-шественником Киева.

 

И всё-таки, у нас есть основания вести речь о городе-предшественнике. Ведь теперь уже точно известно, что заселение Киевских гор началось до прихода летописных Кия, Ще-ка, Хорива и их сестры по имени Лыбедь.

 

В III–V веках территория Среднего По-днепровья входила в Готское княжество, столи-цей которого, по свидетельству западноевро-пейских хронистов, был город Данпарстад, ло-кализация которого до сих пор не установлена. Но так как название Данпарстад означает «Днепровский город», то многие исследователи предполагают, что эта готская столица и явля-лась далёким предшественником современного Киева.

 

Естественно, ортодоксальные историки-панслависты категорически отрицают какую-либо возможность проявления исторической жизни в этом регионе кем бы то ни было, кроме славянских племён. Но, к счастью, не все ис-следователи являются панславистами.

 

Вот, ска-жем,мериканский историк О.Прицак в своей фундаментальной работе «Происхождение Ру-си» писал: «Следующий этап в деятельности ильфин-гов связан с Рейдготаландом.

Есть много лите-ратуры относительно этого термина, однако наиболее вероятная гипотеза принадлежит Отто фон Фризену и Кемпу Мелоуну – термин озна-чал «гнездовые готы»:

 «Очевидно, это были го-ты, которые оставались дома, когда другие на-чали мигрировать, готы, которые остались в гнезде, а не поднялись на крыльях. До начала вторжения в Римскую империю были две большие миграции готов. Первая – это была миграция из Скандинавии на Вислу, вторая – от Вислы на Украину…».

 

 

Как видим, термин «грейдготы»был подвижным и употреблялся готами, которые в определённое время не миг-рировали, чтобы отличаться от своих родичей,которые мигрировали. После того, как основная масса остроготов покинула Украину и эмигри-ровала через Моэзию (около 412–488 гг.) в Италию, те готы, которые не ушли, стали назы-вать Украину «Рейдготаланд»…

Географиче-ские названия со времён гуннов (гуннов и ава-ров), как например, Дунгейдр – «Донецкая пус-тыня», Яссафьолл – «Гора ясов», Мирквидр –«Чёрный лес»…, Данпарстадир – «Усадьба на Днепре», свидетельствуют, что Рейдготаланд обозначал Украину».

Прошу читателя извинить меня за обшир-ное цитирование, но эти сведения чрезвычайно важны для чёткого понимания дальнейшего.

Итак, Среднее Поднепровье и Северное Причерноморье в III–V веках входили в готское княжество Рейдготаланд, столицей которого был некий Данпарстадир, или Данпарстад. Это название почему-то принято перево- дить как «Днепровский город». По-моему, это неверно. Так как название Данпарстад является сокращённой формой от Данпарстадир, то и пе-ревод должен звучать соответственно, то есть сокращённо – Днепроград.

 

Где конкретно мог размещаться Днепро-град? Прямых указаний на этот счёт не сохра-нилось, что даёт формальное право противни-кам идеи существования дославянского перио-да истории Руси категорически отрицать вся-кую возможность локализации готской столицы не только на Киевских горах, но и вообще в Поднепровье.

 

Между тем само название готской столицы– Данпарстад совершенно ясно и недвусмыс-ленно говорит нам о том, что город этот разме-щался именно на берегу Днепра. Кроме того,история сохранила нам письменный источник,в котором незаангажированный панславизмом исследователь может увидеть хотя и непрямые, но достаточно красноречивые аргументы в пользу «киевской прописки» готской столицы Рейдготаланда. Я имею в виду древнеисланд-скую «Херверсагу».

Казалось бы, при чём тут какая-то древне-исландская сага, ведь Русь и Исландия разделе-ны огромными расстояниями! А при том, доро-гой читатель, что древние скандинавы (датчане, норвежцы и шведы) были в те времена актив-нейшими участниками всех событий, происхо-дивших в Гардарике (Стране городов) – так они называли регион, где образовалась Русь, а так-же в Северном Причерноморье.

 

Эхо этих древних событий нашло свой от-звук в особом жанре преданий, получивших на-звание «саги». Что бы сегодня не говорили об исторической надёжности этого своеобразного источника, они, по моему убеждению, ничуть не менее достоверны, чем славянские мифы,предания, а также россказни «доброго старца» Яня, положенные в основу главной древнерус-ской летописи «Повесть временных лет».

Приняв всё это к сведению, обратимся к тому фрагменту «Херверсаги», где повествует-ся о том, как некто Хлёд (внебрачный сын ко-роля Рейдготаланда Хейдрека) после смерти отца потребовал у своего сводного брата (за-конного наследника) по имени Ангентюр и свою долю отцовского наследия:

«…Половину того большого леса, которыйназы- вается Мирквид, ту священную могилу,то лежит на Пути, ту Чудесную скалу в днепровскихместах, поло- вину замков, которые имел Хейдрек…»и т.д.

О каком лесе, о какой могиле и о какой «чудесной скале» идёт речь в приведенном фрагменте?

 

Давайте рассуждать логически. Территория Среднего Поднепровья целиком входило в готское княжество Рейдготаланд. Столица княжества размещалась где-то на бе-регу Днепра, что видно хотя бы из самого её названия. Но где именно? По-моему, там, где в окрестностях был некий некий «большой лес, который называется Мирквид», некая «свя- щенная могила, что лежит на Пути» и где вы-сится некая «Чудесная скала».

Я утверждаю, что все названные в саге ориентиры относятся непосредственно к Киеву и его окрестностям.

Ориентир первый большой лес Мир-квид, в буквальном переводе – Тёмный лес («мирк» – тёмный, «вид» – лес). Был ли когда-нибудь в окрестностях Киева Большой Тёмный лес?

В «Повести временных лет», в том месте летописи, где излагается легенда о Кие, Щеке и Хориве, пишется следующее: «И бяше около Киева лес и бор велик». Что значит «лес и бор»?

Ведь «бор» – это тоже лес! На первый взгляд получается «масло масляное». Но это мы сей-час можем так думать, а в старину древнерус-ское слово тюркского происхождение бору зна-чило (и сегодня значит) «тёмный»! Следова-тельно, летописную фразу следует понимать так: «И был около Киева Великий тёмный лес».

И вот что интересно: сколько времени прошло с тех древнейших времён, а на карте окрестностей современного Киева к юго-западу всё ещё имеются и Великий лес, и в нём насе-лённый пункт, носящий странное неславянское название Мирча. Что такое Мирча? Да это же слегка искажённое временем древнее сканди-навское Мирквид, то есть «Тёмный лес»!

Уже одного этого факта достаточно для локализации готского Данпарстада именно на Киевских горах. Но есть ещё один, ещё более веский аргумент в пользу такого вывода.

Ориентир второй «Чудесная скала в Днепровских местах». Есть ли в Киеве что-то похожее на эту Чудесную скалу? На этот во-прос кое-кто поспешит ответить: ну какая в Киеве может быть скала, если ни одного выхо-да каменных скальных пород здесь не наблюда-ется!

Так-то оно так, но в таком случае давайте уточним, какой смысл был первоначально за-ложен в древнее понятие «скала».

В «Этимологическом словаре русского языка» Г.П.Цыганенко читаем: «Скала – каменная глыба, утёс или гора с острыми выступами. Праславянское… Первоначально значило «щель»… Это слово образовано от skel – (skol) «ко- лоть».

Увы, не каждому дано почувствовать идейное сходство между понятиями «скала» и «щель». Видимо, для этого нужно обязательно быть профессиональным филологом. У меня нет систематического филологического образо-вания, поэтому я категорически не согласен с объяснением слова «скала», которое даёт Гали-на Павловна Цыганенко.

По-моему, русское слово «скала» имеет не праславянское, а древнегерманское происхож-дение и восходит к занесённому к нам готами или варягами существительному Skala. В се-мантике этого существительного нет абсолютно ничего «каменного», а есть лишь идея уступов,перепада высот, возвышение одного над дру-гим.

Не случайно во всех современных языках романо-германской группы слово skala означа-ет либо лестница, либо шкал.

Кстати, ещё в начале XX века в русском языке понятие шкала (прибора, термометра) обозначалось ещё по-старому – скала. Потом начальное «с» в этом, а ещё ранее и во многих других подобных словах перешло в «ш»: сяг – шаг, сърсть – шерсть, скора – шкура, снурок – шнурок, пашквиль – пасквиль и т.п.

Во времена литовского господства над Южной Русью из-за созвучия с литовским skelti (колоть) русское «скала» приобрело несвойст-венный ему «каменный» оттенок, ибо колоть или раскалывать можно только камень. Не случайно эта литовская форма почти в точности сохранилась именно в южнорусском наречии (украинском языке) – скля, т.е. скала, ведь Малороссия довольно продолжительное время находилась под литовским господством.

Теперь, когда мы убедились, что в древне-русском слове «скала» первоначально не было никакого «каменного» оттенка, поищем Чудес-ную скалу из «Херверсаги» в Киеве. Любой старожил скажет, что ещё в первой половине XX века в Киеве сохранялись остатки величе-ственного природного образования, известного как «Обрыв Царского сада».

В моей коллекции видов старого Киева имеется несколько фотооткрыток, выпущенных в конце XIX – начале XX века. На них в разных ракурсах запечатлён этот обрыв с человечески-ми фигурками на вершине. Отчётливо видно,как многовековая осыпь успела поглотить бльшую часть обрыва, но даже оставшаяся часть высотой не более 25 метров производит исключительно сильное впечатление своей ди-кой и суровой красотой.

Сегодня можно лишь догадываться, с ка-ким чувством восхищения смотрели на это фе-номенальное творение природы наши предки веков тому назад, когда не было ещё ника-кой осыпи и высота скалы от её подножия до верхнего среза превышала 100 метров! Понят- но, почему древние прозвали этот удивитель-ный природный феномен Чудесной скалой.

Следует также отметить, что в древности достоинства Чудесной скалы не исчерпывались лишь её красотой. Она давала возможность обозревать Левобережье (Поле-Украину) на очень большое расстояние и предупреждать не-ожиданное появление оттуда незваных гостей.

В 60–70-х годах ХХ века во избежание разви-тия оползневых процессов, обрыв был срезан коммунальными службами города.

Как видим, и этот ориентир с абсолютной точностью показывает, что готская столица Данпарстад–Днепроград когда-то размещалась на Киевских горах, то есть на том самом месте,где расположен современный Киев.

Ориентир третий – некая «Священная могила, что лежит на Пути». Что это за могила? Ктов ней был похоронен? Почему она счита-лась священной? На каком таком Пути она ле-жала? Насколько мне известно, ответить на все эти вопросы никто до сих пор даже и не пытал-ся.

Собственно говоря, этот ориентир ничего добавить к решению вопроса о локализации Данпарстада не может, ведь вопрос-то уже ре-шён. И тем не менее было бы интересно хотя бы чисто гипотетически порассуждать о тайне Священной могилы.

В саге сказано, что она лежала «на Пути». На каком? По-моему, достаточно взглянуть на карту древнего Киева, как сразу возникает предположение, что речь идёт о дороге, начи-нающейся у моста-перевесища через Козье бо-лото в Крещатой долине. Только эта дорога не требует дополнительных пояснений. Здесь схо-дились выезды из трёх городских ворот Киева, отсюда начинались дороги на Печерское плато, на Клов, на Берестово, на Василев и далее «в землю Печенежскую».

Скорее всего, интересующая нас могила могла размещаться на развилке дорог на Пе-черск и Берестово, что можно подтвердить та-кой записью из «Повести временных лет»: «Наутро нашли Тугоркана мёртвым. И взял его Святополк (как) тестя своего и как вра-га, и привёз в Киев, и похоронил на Берестовом на могиле между путём, идущим на Берестово,и другим, идущим в монастырь».

Обратите внимание на то, что Тугоркана похоронили не в могиле, как следовало бы ожидать, а почему-то на могиле. Что это могло бы значить? А значит это то, что похоронили его на уже существующем здесь кургане, ведь тюркское слово курган как раз и значит моги- ла! Иными словами, захоронение Тугоркана было впускным, то есть выполненным на уже существовавшей здесь чьей-то могиле-кургане.

Может быть, этот древний курган и был той самой Священной могилой? Это тем более ве-роятно, что выбранное для него место действи- тельно почётное – у всех на виду и в то же вре- мя, как и положено, за пределами города.

Кстати,этот курган совсем ещё недавно существовал у пересечения улиц Московской и Панаса Мирного (бывшая Миллионная), то есть именно там, где и указано в летописи.

Уже в наше время курган был сначала осквернён уст-ройством в нём местными жителями погребов,а затем и вообще снесён. Следовательно, впу-скное захоронение Тугоркана погибло безвоз-вратно, а вот основное, первоначальное захоро-нение, расположенное ниже уровня земной по-верхности, может быть, всё ещё ждёт своего Шлимана.

И вот тут пора задать основной вопрос: ес-ли это и есть та самая Священная могила, ле-жащая на Пути, то кто в ней мог быть похоро-нен? Прямого ответа дать, конечно, нельзя, но высказать предположение можно.

Давайте рассуждать так. В этой могиле мог быть похоронен некто, кого готы чтили на-столько высоко, что даже его могила считалась священной, а обладание ею – великой честью.

При таком рассуждении получается, что мы имеем дело с могилой самого великого из гот-ских королей Германариха, при котором Готия достигла пика своего могущества.

Естественно, исторических деятелей тако-го масштаба хоронят в столицах возглавляемых ими государств. Поэтому я предполагаю, что Священная могила Германариха размещалась в Данпарстаде (Днепрограде), у развилки путей на Берестово, Печерск и в землю печенегов. Воттакая гипотеза.

Итак, можно считать твёрдо установлен-ным, что первое, письменно засвидетельство-ванное поселение на Киевских горах – это сто-лица Рейдготаланда Данпарстад. Приняв это во внимание, рассмотрим всю цепочку происхо-дивших здесь событий вплоть до возникнове-ния собственно Киева.

 

3. Вторичность «киевской легенды»

В летописном своде «Повесть временных лет», в её недатированной части, имеется сле-дующая запись;

«Поляне же жили отдельно и владели Водами своими… И было три брата, одного звали Кий, а друго- го Щек, а третьего Хорив, и была у них сестра Лыбедь. И сидел Кий на горе, где ныне Боричевподъём, а Щек сидел на горе, что ныне зовётся Щекавицей, Хорив – на третьей горе, оттого прозвавшейся Хоривицей; соз- дали они городишко и во имя старшего брата назвали его Киев. И был около города лес и большой бор, и ло- вили они зверей»

Эту летописную запись издавна принято считать не только началом Киева, но и вообще Киевской Руси.

Долгое время ничто не могло омрачить идиллическую сказку о дружных братьях, на-столько дружных, что совместно построенное поселение они единодушно нарекли именем «старшего брата». Это тем более удивительно,что во все времена братоубийство ради дости-жения власти было явлением весьма и весьма распространённым.

 

Первое сомнение в самобытности «киев-ской» легенды было посеяно в 1922 году, когда русский языковед Н.Я.Марр ввёл в научный обиход неизвестную ранее легенду о трёх ар-мянских братьях по имени Куар, Хореан и Мелтей. Они тоже сообща построили некое поселе-ние и тоже назвали его именем старшего брата – Куарк (притяжательная форма от Куар). Вот фрагмент этой легенды в моём переводе из ук-раинского источника:

«А причина нахождения в этом месте идолов та- кова. Деметр и Гисане были князьями индов и братских племён. Они задумали заговор против своего царя, ко- торый, узнав об этом, послал к ним войско или убить их, или изгнать из страны. Очутившись на грани смерти, они убежали,и, достигнув этой страны, нашли приют у царя Валарша- ка, и он подарил им землю Тарон с правом владения, где они построили город и назвали его Вишап. Придя затем в Антишат, они поставили тут идолов, которых чтили в Индии. Через 15 лет царь убил их обоих, не знаю из-за чего, а владения отдал их сыновьям – Куару, Мелтею и Хореану. И построил Куар поселение и назвал его своим именем Куарк, А Мелтей построил там на равнине по- селение и назвал его Мелти, а младший Хореан, перей- дя в область Палуниев, построил там поселение и на- звал его Хореанк.

 

Через некоторое время, посоветовавшись между собой, Куар, Мелтей и Хореан поднялись на гору Кар- кея и нашли там прекрасное место, поскольку были там простор для охоты и прохлада, а также достаточно тра- вы и деревьев, и построили там поселение и поставил там двух идолов: одного по имени Гисане, а другого по имени Деметр – и отдали им в услужение свой род».

Этот рассказ Н.Я.Марр обнаружил в пер- вой части «Истории Тарона», в том месте, где повествуется о роде Мимиконянов. Киевоведы сразу же обратили внимание на сходство неко-торых деталей данного рассказа с летописной историей Киева. Имена Куар и Хореан фонети-чески напоминали имена Кий и Хорив, а между именами Мелтей и Щек будто бы имелось смы-словое совпадение, так как предполагаемому значению славянского «щек» (змея) соответст-вовало армянское «мелтей» (змей, змея). Сло-вом, у «киевской» легенды обнаружился армян-ский прототип!

Замешательство, однако, длилось недолго. Наши учёные, верные своему принципу славян-ского приоритета во всех событиях древней ис-тории Восточной Европы, вскоре объявили, что древние армяне каким-то образом проведали о славянских братьях-основателях Киева и пере-делали «киевскую» легенду на свой лад.

По словам академика Б.А.Рыбакова, перелицован-ные на армянский лад Куар, Хореан и Мелтей не имеют никакого отношения к истории ар-мянского народа.

 

 

Тут мы сталкиваемся, несомненно, с ти-пичным примером негативного влияния этни-ческих и политических предрассудков на исто-риографию, с примером того, как господ-ствующая идея панславизма постоянно вынуж-дает наших учёных поступаться не только на-учной добросовестностью, но даже элементар-ной человеческой логикой.

В самом деле, армянский историк Зеноб Глак писал свою «Историю Тарона» где-то в конце VII – начале VIII века, в то время как Не-стор-летописец, с чьих слов мы знаем легенду и Кие, Щеке и Хориве, жил в XII веке, то есть почти на 500 лет позднее. Какой же степенью непробиваемой железобетонной предвзятости нужно обладать, чтобы назвать версию Зеноба Глака вторичной, заимствованной у славян!

Сравнивая рассказ армянского историка с реальной историй Руси, имена идолов Гисане и Деметр с именами наших языческих богов, имя царя Антишата с именами наших князей, а на-звание города Вишап с названиями наших древних городов и, учитывая колоссальную хронологическую разницу, нельзя не прийти к чёткому и единственно верному выводу: «ар- мянская» легенда не имеет никакого отно- шения ни к истории Киева в частности, ни к истории Древней Руси вообще. Она само- бытна!

 

Чем же, в таком случае, объяснить некото-рое сходство между рассказом армянского ис-торика с известной «киевской» легендой? Че-ловеку непредвзятому ответить на этот вопрос нетрудно. Не зря же академик Б.А.Рыбаков на-зывал Нестора «всесторонне образованным и хорошо осведомлённым автором».

Принимаясь за выполнение заказа светских и духовных вла-стей Руси на создание новой, далёкой от реаль-ности истории государства (т.е. без готского,гуннского и булгарского периодов), он, несо-мненно, располагал в качестве образцов анало-гичными иностранными сочинениями. Среди этих сочинений была, несомненно,и «История Тарона» Зеноба Глака, из которой русский летописец заимствовал идею о совме-стной деятельности трёх дружных братьев-основателей.

 

Обратив внимание на отдалённое сходство имён Куар и Хореан с Кий и Хорив, он заменил Мелтея на Щека и добавил ещё «сестру их Лы-бедь», так как в Киеве протекала река с таким названием. В результате получилась славная эпонимическая семейка с весьма странными родственными отношениями, о которых мы ни-когда бы ничего не узнали, если бы не недавнее опубликование чудом уцелевших фрагментов сочинения средневекового древнебулгарского историка Бахши Имана «Джагфар тарихи» (Ис-тория Джагфара).

 

Благодаря этому источнику выяснилось,что в этом семейном квартете подлинными братьями были лишь Кий и Хорив, причём старшим братом был Хорив (он же Хор, Курт и Курбат), а третий мужской персонаж по имени Щек, хотя и являлся их дальним родственни-ком, но жил совсем в другую эпоху. К этой же другой эпохе относилась и сестра Лыбедь, имя которой Нестор дал в переводе с тюркского языка.

О каждом из этих персонажей, чьи имена составили основу ряда киевских топонимов,поговорим в следующем разделе.

 

Таким образом должно быть понятным,что рассказанная Нестором легенда о трёх дружных, якобы славянских братьях, основате-лях Киева, является его собственной фантазией,питаемой из древнеармянского и древнетюрк-ского источников.

 

4.Подлинная история Киева

Итак, первым письменно засвидетельство-ванным поселением на Киевских горах была столица Рейдготоланда Данпарстад (Днепро-град). А что было дальше? Что было здесь по-сле исчезновения Готского княжества? Что за люди обитали в Среднем Поднепровье до его славянизации? Как они называли своё поселе-ние на Киевских горах?

Задавшись целью получить более или ме-нее удовлетворительные ответы на эти непро-стые вопросы, я попробовал собрать сведения из всех мыслимых источников, не исключая и столь нелюбимые нашими ортодоксальными историками тюркские предания и свидетельст-ва. И вот что у меня получилось.

 

В 370 г. гунны наголову разгромили Гот-ское княжество. Укрепившись в Среднем По-днепровье, гуннский предводитель Булюмар-Шэкэ (Баламбер западноевропейских хрони-стов, Будимир и Щек русских летописей) в 373 году перенёс свою столицу из Поволжья на ме-сто бывшего Данпарстада. Эту свою новую среднеднепровскую ставку гунны назвали Хон-балын (Гуннский город, в западноевропейских источниках – Гунигард).

В 378 г. Булюмар-Шэкэ разгромил визан-тийское войско под Адрианополем. В честь этой славной победы Хон-балын был переиме-нован в Хон-Дэрэ, то есть в «Гуннский Адриа-нополь».

В том же году Булюмар-Шэкэ скончался и был похоронен на одном из киевских холмов,известном ныне как Щекавица.

 

Пика своего могущества держава гуннов достигла при талантливом организаторе и не-превзойдённом стратеге – великом Атилле (правил с 434 по 453 г.). При нём территория державы простиралась от Волго-Уральского ре-гиона до Центральной Европы включительно.

 

Увы, как всегда бывает в случаях с силь-ными и талантливыми правителями, после смерти Атиллы (453 г.) в стране начались меж-доусобицы, приведшие, в конце концов, к рас-паду великой державы.

Воспользовавшись удобным моментом,входившие в гуннский союз племён гунно-булгары, создали в Северном Причерноморье свой бейлик (княжество) с центром в Таматархе (впоследствии Тмутаракань и Тамань).

 

Первым балтаваром (предводителем) бул-гарского бейлика был хан Органы, затем власть перешла к его племяннику хану Курбату. При Курбате Булгарский бейлик присоединил к своим землям оставшийся после гуннов «бес-хозным» Кара-Саклан (Среднее Поднепровье) и благодаря этому стал крупнейшим государст-вом – Великой (Чёрной) Булгарией.

 

Летняя ставка Курбат-хана так и называ-лась – Балтавар (ныне Полтава), а столицей го-сударства, естественно, стал город на Киевских горах. За время междувластия он пришёл в полный упадок и превратился в небольшой по-сёлок-факторию Аскл, через который прохо-дил торговый путь из Хазарии в Западную Ев-ропу. Место для столицы было идеальным. С высокого правого берега Днепра степное Лево-бережье (Поле-Украина) просматривалось на очень большое расстояние, что в стратегиче-ском смысле было немаловажным обстоятель-ством.

Но главным «градообразующим» фак-тором являлся, разумеется, торговый купече-ский перевоз.При надлежащей организации дела перевоз мог приносить в казну постоянный и немалый доход.

Курбат-хан это хорошо понимал и по-этому поручил своему младшему брату, кото-рого звали Шамбт, построить на Главной (ны-не Старокиевской) горе крепость, упорядочить перевоз через Днепр и организовать сбор с ка-ждого купца надлежащего телеча (платы за пе-ревоз).

Строительство крепости было завершено в 620 году, и с этого времени она стала называть-ся именем её строителя – Шамбат. А город,расположенный вокруг крепости, получил имя Башт (Баш Тау – Главная Гора).

Укрепившись в Среднем Поднепровье, Kурбат приступил к дальнейшему расширению границ Великой Булгарии. Прежде всего он на-нёс сокрушительное поражение своему главно-му противнику – аварам Паннонии (брам) и захватил их земли. Это событие запечатлелось в народной поговорке «Погибоша, как обры»,сохранившейся и после славянизации региона.

Вернувшись в Башту, Курбат поручил ис-полнительному Шамбату организовать на ново-завоёванных землях булгарскую администра-цию. Шамбат со своими сыновьями, сильным войском и переселенцами, отправился в Поду-навье, и в 623 году на политической карте Ев-ропы появилось так называемое «Царство Ду-лоба».

 

Имя Дулоба расшифровывается так: Дуло –название древнего гунно-булгарского царского рода, к которому принадлежали великий Атил-ла, Курбат и Шамбат, плюс тюркское оба – род,племя.

По-моему, должно быть ясным, что жите-ли Дулобы назывались дулобами или дулебами, и вот эти самые дулебы ещё долго помнили о жестоком господстве над ними аваров (бров).

Эхо тех времён отозвалось в древнерусской ле-тописи такой записью: «Си же обри воеваша на словены, и наси-лье творяху жёнам дулебьскым: аще поехати бяше обрину, не дадяше въпрячи коня, ни волу,но веляше въпрячи три, или четыре жён и по-везти обрина».

Далее летописец пишет, что «истребил их бог, и умерли все, и не осталось ни одного об- рина», Обратите внимание, как тщательно избега-ет летописец всякого упоминания об освободи-тельной миссии чёрных булгар. И это неспро-ста, ведь ранее он уже писал о булгарах исклю-чительно в негативном смысле:

«К славянскому народу, живущему,ак уже гово-рилось, на Дунае, пришли из Скифии,вернее со сторо-ны Хазарии, так называемые болгары, сели по Дунаю, уже населённому славянами»

Так булгарский хан Шамбат стал некоро-нованным царём Дулобы. Вскоре его имя уже знали во всех соседних странах, правда, произ-носили его там по-своему – «Само».

 

 

Войдя во вкус,Шамбат-Само постепенно начал прово-дить собственную, независимую от Великой Булгарии политику, не считаясь с интересами метрополии, чем вызвал крайнее недовольство и раздражение Курбат-хана. Шамбату было ве-лено немедленно сложить полномочия и вер-нуться в Киев.

Но случилось неожиданное: са-мозванный царь отказался вернуться под нача-ло своего старшего брата, балтавара Великой Булгарии!

 

Это было неслыханное, дерзкое непослу-шание, нарушение всех существовавших тра-диций и освящённой веками властной суборди-нации.

Хан Курбат был настолько разгневан,что в порыве ярости стал обзывать строптивого брата различными обидными словами, но чаще всего «кыем», что принято переводить с древ-небулгарского как в щадящей, так сказать фор-ме, как отрезанный, отделившийся. Но точный,дословный перевод тюркского кый на русский язык выглядит несколько иначе – навоз, дерьмо.

Именно с тех пор за ханом Шамбатом и закрепилась эта обидная кличка – Кый (Кий), ставшая, по современной терминологии, его «визитной карточкой», «логотипом» и «брен- дом» в русской истории. Под этой кличкой он и фигурирует в древнерусских летописях.

Нужно отметить, что новоиспеченного ца-ря Дулобы Шамбата, теперь уже Кия, нисколь-ко не смутил балтаварский гнев. Он продолжал свою независимую политику, был принят и об-ласкан византийским императором Ираклием (правил в 610 – 646 гг.), который рассчитывал таким образом обезопасить границу своей им-перии от нападений враждебных «варваров».

В точности не известно, какими деяниями ознаменовал Шамбат-Кий своё правление в Ду-лобе, но в «Джагфар тарихи» пишется, что зло-вредные соседи – франкив 658 году наголову разбили дружину Кыя. Он вынужден был бе-жать обратно в Башту, где Курбат, принявший к тому времени титул кагана, разрешил мятеж-ному брату доживать здесь свой век в качестве губернатора построенного им города.

Умудрённый своим почти 35-летним опы-том царствования, Кый управлял делами Баш-ту осмотрительно, за что снискал любовь и уважение его жителей. Проезжающие через пе-ревоз «с оноя стороны Днепра» купцы, платили «телеч» в разумных, умеренных пределах, по-этому имя Кый скоро стало известным вдоль всего длинного сухопутного пути «из хазар в Европу».

 

 

Эта популярность «градоначальника» спо-собствовала тому, что город Башту стали всё чаше и чаще называть термином «Киоба», что значит Киево селение (по-русски – Киев).

Таким образом, очевидно, что строитель-ство крепости на Старокиевской горе можно классифицировать лишь как превращение ме-стного посёлка-фактории в настоящий город,но отнюдь не как основание государства Киев-ская Русь, как любят писать наши историки. До возникновения собственно Киевской Руси было ещё далеко.

Умер Кий в 672 году, оставив после себя добрую память. Ни о какой вымышленной польским историком Длугошем «династии кие-вичей» не могло быть и речи, так как после смерти кагана Курбата в 660 году, власть по булгарским законам престолонаследия перешла к его старшему сыну Бат-Бояну.

Однако младший сын Курбата – Аспарух был уверен, что достойным преемником вели-кого кагана должен стать именно он, а не сла-бый духом Бат-Боян. Претензии Аспаруха под-держал Кий, и они вместе – Аспарух с востока,а Шамбат-Кий с севера – повели наступление на родовой бейлик Бат-Бояна в Северном При-черноморье.

Но Бат-Боян за большие территориальные уступки заручился поддержкой Хазарской орды и разбил войско Аспаруха. Тот вынужден был бежать в Киев под защиту своего дяди Шамба-та, а после смерти последнего Аспарух ушёл с подчинённой ему частью булгар в Подунавье, и там в 672 году провозгласил собственное госу-дарство – Дунайскую Булгарию.

Благодаря полученным от Великой Булга-рии землям, Хазария усилилась и стала круп-ным государством, а Великая Булгария, потеряв своё былое величие, превратилась в хазарского данника. Именно этот исторический период подразумевается в древнерусской летописи, ко-гда киевляне платили дань хазарам.

 

Теперь давайте посмотрим, что происхо-дило в Среднеднепровском регионе после ос-лабления Великой Булгарии.

В «Повести временных лет» под 862 годом приведен рассказ о том, как Аскольд и Дир по-селились в Киеве:

«И быста у него (у Рюрика. А.Ж.) два мужа, не племени его, Асколд и Дирд, но боярина, та испроси-стася к Царюграду с родом своим,оидоста по Днепру, идучи мимо, и узреста на горе городок и вспрошаста,ркуще: «чий се город?» Они же ркоша:«была суть три братья, Кий, Щек, Хорив, иже сделаша город сий, и из-гыбоша, а мы седим роды их и платимы дань Козаром.

Асколд же и Дир остаста в городе сем, и многы Варягы съвокуписта; и начаста владети Польскою землею».

Итак, согласно древнерусской летописи,государственное образование, размещавшееся в Среднем Поднепровье до его присоединения к Северной Руси новгородским князем Олегом, называлось Польской землёй.

Наши историки упорно избегают употреб-ления этого исторического термина, словно опасаются того, что современная Польша мо-жет однажды предъявить территориальные пре-тензии на «исконно польские земли». Но опа-сения эти напрасны, ведь в эту эпоху никакой Польши ещё не было.

В научной литературе вместо летописного названия Польская земля употребляется книж-ный термин Русский каганат.

Некоторые читатели, мало искушённые в тонкостях исторической науки, уже само это название может вызвать недоумение. Как это может быть: Русский – и вдруг каганат! Кага-ны, как известно, были у монголов да ещё у тюрков. Чингис-хан – Великий каган. Это по-нятно. Но чтобы у русских тоже были каганы…

Нет, тут автор, слишком увлёкшийся тюрколо-гией, видимо утратил чувство меры и незамет-но для себя вышел за пределы исторической реальности.

 

Увы, дорогой читатель, историческая ре-альность как раз в том и заключается, что тра-диция называть своих верховных правителей именно каганами, бытовавшая на Руси ещё в её дославянский период, плавно и естественно пе-решла в уже крещёную и ославяненную Русь.

Вспомним «Похвалу кагану нашему Владимиру», написанную митрополитом Илларио-ном в честь Владимира Святого. Русь, оказыва-ется, была крещена в православную веру кага-ном! Наши историки почему-то стесняются этого факта и, чтобы лишний раз не упоминать этого тюркского титула, предпочитают назы-вать сочинение Иллариона иначе – «Слово о за-коне и благодати».

Чтобы понять, откуда на Руси появился титул каган, мы должны вспомнить некоторые вехи хазарской истории.

 

В Хазарии власть номинально принадле-жала кагану из тюркской династии Ашинов,поэтому историки называют это государство Хазарским каганатом. Однако в реальности всеми делами в каганате заправляли еврейские купеческие магнаты, которых Л.Н.Гумилёв на-зывал иудео-хазарами. Как раз в это время стал быстро расти спрос на «живой товар», т.е. на рабов. Основ-ными заказчиками рабов стали эти самые иу-део-хазары, которые с колоссальной для себя выгодой перепродавали их в страны Востока и в Испанию.

 

И варяго-русы взяли на себя неприглядную (по нынешним меркам) роль поставщиков «че-ляди» – так древнерусские летописи называли рабов.

 

Откуда брали «челядь»? Тут я должен напомнить уже цитировавшееся свидетельство арабского географа IX века Ибн-Русте о дея-тельности русов:

«Они предпринимают нападения на славян,одъ- езжают к ним на кораблях, высаживаются, забирают в плен, везут в Хазарию и Булгар итам продают…».

 

Со временем взаимовыгодный симбиоз ру-сов с иудео-хазарами в деле работорговли при-обрёл столь широкие масштабы, что Волга, по которой «сплавляли» славянских рабов, стали называть в арабских странах «рекой Ас-сакалиба», то есть «Невольничьей рекой». В этом симбиозе опытные иудео-хазарские купцы выступали в роли вдохновителей и заказчиков,а храбрые, но бесхитростные варяго-русы как исполнители чужих замыслов.

 

По этому поводу русский историк Л.Н.Гу-милёв писал:

«Мы привыкли видеть в евреях и норманнах анта-гонистов, ибо они в самом деле весьма непохожи друг на друга. Но в политических коллизиях,собенно дик- туемых элементарной алчностью, симпатии, снован- ные на сходстве психологических складов,ступают место расчёту, пусть даже и самому циничному… И поэтому рахдониты спокойно использовали викингов, оставляя тех в уверенности, что они не являются иг-рушкой в руках опытного партнёра»1

Здесь мы подошли к важнейшему моменту древней истории Руси, то есть к образованию Русского каганата».

До сих пор русы имели собственный опорный пункт лишь на побере-жье Азовского моря (г.Русия), где византий-ским патриархом была даже учреждена «Рус-ская епархия». Как раз в это время варяго-русскими купцами был проторен новый водный путь в Константинополь – по Днепру. Путь этот проходил по землям бывшей Великой Булга-рии, хотя и зависимой от Хазарского каганата,но всё же контролировавшей этот водный путь.

 

Варяго-русы стали требовать от хазарского кагана разрешить им обосноваться в Киеве (в то время он назывался Киоба) и устроить здесь свой опорный пункт. Сведения об этих перего-ворах можно почерпнуть из «Сборника исто-рий» анонимного персидского автора (1126г.),где приведена своеобразная притча следующего содержания:

«Рус и Хазар были от одной матери и отца. Затем Рус вырос и, не имея места, которое ему пришлось бы по душе, написал письмо Хазару и попросил у того часть его страны, чтобы там обосноваться»Нужно правильно понимать иносказатель-ный язык этой притчи. Выражение «Рус и Хазар были от одной матери и отца» говорит не об общности их этнического происхождения, а лишь о военно-торговом симбиозе. А слова «затем Рус вырос» показывают, что варяго-русы осознали, наконец, свою важную роль в тандеме с иудео-хазарами и потребовали у тех больше, чем имели до сих пор.

Ссориться с воинственными русами было опасно и невыгодно, поэтому Хазар уступил Русу периферийную часть своей империи, то есть разрешил варяго-русам отобрать у зависи-мой от Хазарского каганата Великой Булгарии Киев с прилегающими к нему землями.

К этому времени от былого могущества булгарского государства не осталось и следа. Руководимые своим предводителем, получив-шим от Хазарии титул кагана, русы без особого труда овладели Средним Поднепровьем и соз-дали здесь собственное государственное обра-зование (летописная Польская земля), которое историки чисто условно нарекли Русским кага-натом.

 

Нужно отметить, что этот период древне-русской истории представляет собой одну сплошную загадку. Точно неизвестно, когда образовался Русский каганат, какую террито-рию он занимал, кто был первым его каганом.

Поэтому, опираясь на хорошо известные ис-точники, я позволю себе сделать на этот счёт некоторые предположения.

Если принять за отправную точку русское летописание, то единственными достоверно из-вестными правителями Русского каганата были Аскольд, Дир.

«Летописный рассказ упорно связывает Аскольда и Дира. Почти во всех летописных сводах они появля-ются только вместе, и всегда первый Аскольд, второй Дир». Так писал советский историк В.В.Мавро-дин.

Ещё раньше на эту особенность нераз-рывного тандема обратил внимание русский историк В.Н.Татищев. Он первый предполо-жил, что Аскольд и Дир – это не два, а один ис-торический персонаж, чьё настоящее имя –Аскольд Тирар («т.е. Аскольд-Начальник «по-варяжски») было случайно разделено неради-выми переписчиками на два отдельных имени. И действительно, летописи пишут об Ас-кольде и Дире как об одном человеке с двой-ным именем.

«Личность князя Дира нам не ясна. Чувствуется, что его имя искусственно присоединено к Аскольду,

так как при описании их якобы совместных действий грамматическая форма даёт нам единственное, а не двойственное или множественное число, как следовало бы при описании совместных действий двух лиц».

Эти слова принадлежат историку академи-ку Б.А.Рыбакову.

Увы, эта интересная версия об идентично-сти Аскольда и Дира, не прижилась. А ведь древнерусская летопись даёт нам ярчайший пример превращения одного исторического персонажа не то что в два, а сразу в три отдель-ные личности – Рюрика, Синеуса и Трувора!

«Историки давно обратили внимание на анекдо-тичность «братьев» Рюрика, который сам, впрочем, яв-лялся историческим лицом, а «братья» оказались рус-ским переводом шведских слов. О Рюрике сказано, что он пришёл «с роды своими» («sine use» – «своими ро-дичами» – Синеус) и верной дружиной («tru war» – «верной дружиной» – Трувор)…

Другими словами, в летопись попал пересказ ка-кого-то скандинавского сказания о деятельности Рюри-ка (автор летописи, новгородец, плохо знавший швед-ский, принял упоминание в устной саге традиционного окружения конунга за имена его братьев»2

По-моему, нечто подобное случилось и с именами Аскольд и Дир. Беру на себя смелость реанимировать с некоторым уточнением ста-рую версию В.Н.Татищева.

 

Дело в том, что учёные так и не смогли толком подобрать подходящего скандинавского имени, от которого будто бы произошло лето-писное Дир. Есть, правда, предположение, буд-то Дир – это скандинавское Dri (Diuri) или Deer (олень), но согласиться с этим трудно, ведь первый раз имя Дира упоминается в «По-вести временных лет» в форме Дирд, а в пред-лагаемых скандинавских словах конечное «д» отсутствует!

По моей версии создателем, единственным и бессменным главой Русского каганата был некий варяго-рус, сильный и волевой руково-дитель, получивший от Хазарии титул кагана и земли в Среднеднепровском регионе.

 

Пытаясь реконструировать его имя, я при-помнил, что в тюркской среде варяго-русских разбойников и купцов называли «аскалами», а имя Дир впервые упоминается в летописи в форме Дирд, что очень похоже на тюркское 

«дардай» – «огромный», «громадный». Если сложить эти тюркские слова вместе, то полу-чится Аскал Дардай («Огромный Рус»), что вполне может быть сопоставлено с летописным Аскольд и Дирд.

Выходит, мы имеем дело не с собственным именем, а с прозвищем, что более, чем вероят-но, так как строитель крепости на Киевских го-рах тоже вошёл в историю не под собственным именем Шамбат, а под кличкой Кий (Кый).

 

Вот, оказывается, почему в русских лето-писях к именам Аскольд и Дир с непонятным постоянство применяется грамматическая фор-ма единственного числа, ведь это одно, хотя и искажённое переписчиками имя! Поэтому сле-дует отдать должное В.Н.Татищеву, который первый понял, что «Аскольд и Дир» являлся одной личностью.

Видимо, кроме большой физической силы Аскольд (будем теперь называть его традици-онным именем, но без приставки Дир) обладал ещё и недюжинным умом, если сумел продер-жаться на киевском троне вплоть до 882 года,то есть чуть ли не полвека!

Данпарстад (Днеп-роград) – Хон-Балын (Гунигард) – Хон-Дэрэ (Гуннский Адрианополь) – Аскал (тюркское назание варяго-русов) – Башту (Главная Гора) – Киоба (Киев род) – Киев (славянская калька предыдущего названия).

Как видим, общий возраст Киева следует исчислять от III века, а письменно засвидетель-ствованный – от 373 года, то есть от момента размещения здесь ставки гуннского предводи-теля Булюмара-Шэкэ. В таком случае по со-стоянию на 2011 год Киеву исполнилось 1638 лет.

И в заключение этой главы хочу обратить внимание читателей на уникальность Киева. На всём земном шаре нет, наверное, другого тако-го города, который на протяжении всей своей более чем полуторатысячелетней истории сме-нил бы семь названий и был бы столицей шести государств – Готаланда, Гуниланда, Великой Булгарии, Польской земли (т.е. Русского кага-ната Аскольда), Киевской Руси и Украины.

И одновременно нет нигде в мире другого такого города, чья история не была бы так вы-холощена политическими конъюнктурщиками,начиная от первых христианских летописцев.

Но сейчас, судя по всему, настало время «соби-рать камни», то есть восстанавливать подлин-ную историю великого города Киева.

 

Начало

Окончание в *Русь Incognito. Тюрское происхождение топонимов города КИЕВА*

http://www.rtkorr.com/news/2011/07/19/252065.new

 

Комментариев (2) Просмотров (864) Голосов (1) Средняя оценка (5,0) КОММЕНТИРОВАТЬ

КОММЕНТАРИИ

 

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Loading..

Подписаться на RSS